Жизнь, открытия, последние дни и гибель капитана Кука, известного английского мореплавателя и первооткрывателя новых земель.



капитан Кук Зачем он повернулся спиной к возбужденной толпе?
Повернулся всего на несколько роковых секунд, сразу потеряв таинственную власть над островитянами. И тотчас тяжелый удар поверг капитана Джемса Кука на прибрежный песок. Он упал лицом в воду, на него набросились с ножами и дротиками.
Все было кончено.

Капитан Кук не успел ничего сказать перед смертью. Быть может, он и крикнул, быть может, звал на помощь, но вопли толпы и беспорядочная пальба помешали морякам разобрать что-либо. Да они и сами едва спаслись, потеряв четырех матросов и втащив в шлюпки раненых.

Это произошло утром 14 февраля 1779 года.
На берегу бухты Кеалакекуа, одной из бухт Гавайских островов, Англия потеряла своего великого мореплавателя.
По прежнему сияло солнце, теплый ветер шевелил кроны пальм.

Руки капитана Чарльза Кларка, оглядывавшего берег в подзорную трубу, дрожали. Он не мог прийти в себя, не мог сосредоточиться. Снова и снова почти без цели, не рассчитывая увидеть что-либо новое, вел трубу вдоль прибрежного леса, теперь безмолвного, притихшего, затаившегося. На корабле была та же гнетущая тишина, прерываемая лишь проклятиями, произносимыми полушепотом.

Чарльз Кларк знал: от него ждут решения. Теперь, после смерти капитана Кука, к нему, как к старшему по званию и опыту, перешло руководство экспедицией. Ему вести "Резолюшн" и "Дискавери". Ему завершать дело, начатое покойным капитаном. Ему и мстить убийцам.

А он, Чарльз Кларк, не знает, что сказать людям, окружающим его. Противоречивые чувства борются в нем. Годы, проведенные в плаваниях вместе с капитаном Куком, приучили Чарльза Кларка ожидать при крутых поворотах событий непререкаемого решения великого мореплавателя и подчиняться ему. Но как поступил бы сам Кук, что предпринял бы он, если бы жертвой стал кто-либо из старших офицеров?

А берег пустынен, а вокруг слышится ропот: нечего медлить, надо высаживать десант, пока эти дикари не успели опомниться...
Кларк наконец медленно опускает подзорную трубу :
- Господа, мы можем обсудить все на совете. Но хочу сказать сразу: я против бессмысленной жестокости. Да, огонь наших пушек способен уничтожить здесь все живое. Однако главное для нас - получить останки командира и отдать ему последний долг по обычаю моряков. Этому нужно прежде всего подчинить наши помыслы и действия.

В каком году Чарльз Кларк впервые встретил Джемса Кука? Осенью 1768 года, когда "Индевр" покидал гавань Плимута, Куку исполнилось уже сорок, но звание лейтенанта королевского флота он получил лишь перед самым назначением на корабль. В странном положении оказался тогда лейтенант Кук. Он командовал "Индевром", именно ему и только ему лорды Адмиралтейства, эти вершители судеб на флоте, вручили секретные инструкции о целях плавания. Но на корабле знали, что он человек самого низкого происхождения, батрак и сын батрака, недоучка, бывший матрос судна, перевозившего уголь между морскими портами. Целая пропасть отделяла его, например, от блистательного Джозефа Бенкса, натуралиста экспедиции, богача, владельца большого поместья, взявшего на корабль пятерых своих слуг.

С каждой милей, остающейся за кормой, о нем стали говорить все почтительнее. Этот человек, как видно, сам сделал себя, с непостижимым упорством, неизвестно когда и где заполнив пробелы в образовании. Возможно, он не был знатоком изящных искусств, но уж в науке кораблевождения, в астрономии, в картографии на корабле не было даже приблизительно равного ему.
Экспедиция обогнула мыс Горн, крайнюю точку Южной Америки, и вышла в Тихий океан, навстречу главнейшим открытиям. После плавания "Индевра" на карте океанских просторов были подробно нанесены острова Общества. Тасман, этот великий голландский мореплаватель, почти за сто тридцать лет до плавания "Индевра" открыл Новую Зеландию. Куку не только выпала честь вторым увидеть ее берега, но и первым обогнуть эту землю, открыть пролив, делящий ее на два острова.

Потом "Индевр" достиг не исследованного до той поры восточного побережья Австралии, обошел Большой Барьерный риф. Открытые земли были объявлены владениями британской короны.
В этом достопамятном плавании, длившемся почти три года, они открыли многое, но не нашли главного - таинственного Южного материка, который, по мнению некоторых ученых, должен занимать огромное пространство в умеренных широтах. Они не нашли его и во втором плавании, когда на поиски отправились уже два корабля. Но именно это и оказалось величайшей заслугой Джемса Кука.

Южный материк не был найден по той причине, что его попросту не существовало там, где полагали географы. Маршруты кораблей, проникнувших так далеко на юг, как это не удавалось еще ни одному мореплавателю, пересекли мифический "материк" - и всюду на их пути шумели океанские волны.
Джемс Кук исправил карту планеты. И тогда же он снова дополнил ее, открыв в холодных водах Атлантики остров Южная Георгия и Южные Сандвичевы острова, а в тихоокеанских водах - остров Новую Каледонию.

Совет, на который собрались офицеры "Резолюшн" и "Дискавери", не был единодушным. Но в конце концов, заменил Джемса Кука Чарльз Кларк, и его мнение теперь значило многое.
Решено было отправить на берег помощника покойного капитана, лейтенанта Кинга. Он потребует от вождя островитян выдачи останков погибшего. Если же в этом будет отказано, тогда...

Лейтенант Кинг вскоре вернулся. Его приняли с почетом. Островитяне, во всяком случае приближенные вождя, видимо, напуганы случившимся и обещают сделать все, что в их силах, еще до наступления утра.
Ночью Кларка разбудили выстрелы. По темной воде к кораблю скользила лодка. Угадывались силуэты двух островитян. Один высоко поднял над головой какой-то сверток.

Лодка подошла к борту, и островитяне молча поднялись на корабль, молча развернули сверток.
Нельзя было даже сказать, какая это часть тела капитана: небольшой бесформенный кусок...
Стараясь сдерживаться, Кларк твердо сказал через переводчика: должно быть возвращено все, что осталось от растерзанного тела.
Решительно все. И как можно быстрее.

Третье плавание началось летом 1776 года. Кук шел на старом корабле "Резолюшн", испытанном и сильно потрепанном во время второго плавания, "Дискавери", бывший "угольщик", оказался в лучшем состоянии.
На этот раз им предстояло искать торговый путь из Тихого океана в Атлантический вокруг арктических окраин Северной Америки. Этот Северо-Западный проход, который безуспешно пытались обнаружить многие мореплаватели, не давал покоя лордам Адмиралтейства. Предполагалось, что он, возможно, существует в полярных водах, свободных от тяжелых льдов. И кому же, как не Куку, могли быть посильны его поиски?

Корабли пошли сначала знакомой дорогой, достигли Новой Зеландии, посетили острова Дружбы и Таити. Повернув отсюда на север, пересекли экватор и увидели роковой Гавайский архипелаг, который показался тогда таким гостеприимным...
А затем "Резолюшн" и "Дискавери" вошли в воды, где до них не раз бывали русские корабли, открывшие здесь много островов. Через разделяющий Азию и Америку пролив, честь нанесения которого на карту принадлежала русскому мореплавателю Берингу, экспедиция устремилась дальше, но путь ей преградили непроходимые льды. Джемс Кук решил повернуть обратно, и это означало, что удобный для плавания Северо-Западный проход такой же миф, как удобный для заселения Южный материк.

Русские, с которыми встречались англичане, хорошо отнеслись к ним, разрешили скопировать свои карты. И если бы "Резолюшн" и "Дискавери" остались зимовать в русском порту Петропавловске-Камчатском, как намечало Адмиралтейство...

Но Кук вернулся сюда, на острова, которым дал имя Сандвича, первого лорда Адмиралтейства. У кого могло возникнуть сомнение в правильности этого выбора, когда навстречу кораблям вышло множество лодок со всяческими дарами?

А в бухте Кеалакекуа Куку были сначала оказаны такие почести, будто островитяне знали, что перед ними - великий мореплаватель. Нет, так могли встречать лишь божество. Гавайцы падали перед капитаном на землю, боясь поднять глаза. Кука это скорее сердило, чем радовало. Он терпеливо сносил утомительные церемонии, в которых участвовали жрецы и вожди племени. Капитан восседал рядом с седобородым королем Каланиопу, обмениваясь с ним любезностями и подарками. Они даже обменялись именами - а это было равносильно клятве в вечной дружбе.

Потом подули холодные ветры. Откуда? Может, жрецы не хотели долго делить власть и влияние даже с белым божеством? Или островитянам показалось обременительным затянувшееся пребывание свиты божества, по правде говоря довольно прожорливой и бесцеремонной? В общем, гостям дали понять, что им пора покинуть хозяев.

На кораблях подняли паруса. Расставание было достаточно дружественным. Кук намеревался идти к берегам Камчатки, чтобы довести до конца дело с Северо-Западным проходом, окончательно рассеять сомнения, дать твердый, обоснованный ответ. Но вскоре после того, как корабли покинули бухту, их жестоко потрепал шторм, на "Резолюшн" была сломана мачта.

Они вернулись в Кеалакекуа. Казалось, будто это другая бухта, берега которой населяют совсем другие люди, непохожие на тех, что еще недавно были самыми радушными хозяевами. Никто не встречал англичан. Ни одна лодка не приблизилась к борту кораблей. Первая стычка произошла накануне трагического дня. Быть может, на этом все и кончилось бы, но под покровом ночной темноты кто-то увел шлюпку, стоявшую у борта "Дискавери".

Кук страшно рассердился. Обычно сдержанный и спокойный, он сказал, что сам заставит островитян вернуть шлюпку и рассеет их надежды на безнаказанность.
Наверное, надо было попытаться отговорить капитана. Но когда Кук решал что-либо, уговоры на него действовали мало - и Чарльз Кларк за долгие годы их совместных плаваний и ровной, ненавязчивой дружбы хорошо знал это.
Капитан сам повел небольшой отряд морских пехотинцев для того, чтобы взять в заложники короля Каланиопу и его сыновей. Одновременно он выслал шлюпки с вооруженными матросами, которые должны были перехватывать все лодки островитян. Кларк в этот день из-за болезни не покидал корабль. О том, что случилось дальше, ему рассказал лейтенант Кинг. Король не стал сопротивляться и вместе с Куком пошел к берегу. Но тут со шлюпок дали залп по лодкам островитян, появившимся в бухте. Пролилась кровь...

Один островитянин, угрожая дротиком, приблизился к Куку. Капитан выстрелил дробью, которая застряла в щите, прикрывавшем воина. Тут в воздухе засвистели камни, ранившие морских пехотинцев.
Капитан поднял ружье, заряженное пулей. Ближайший островитянин рухнул на землю. Началась беспорядочная перестрелка, и островитяне бросились врукопашную.
Хотел ли капитан Кук прекратить кровопролитие, крикнуть, чтобы со шлюпок перестали стрелять? Или он намеревался вызвать подкрепление? Этого не узнает никто и никогда....

Подняв руку, он повернулся спиной к нападающим - и несколько секунд спустя все было кончено.....

Прошел томительный день 16 февраля.
Чарльз Кларк несколько раз брался за подзорную трубу. Ему казалось, что вот-вот из прибрежной рощи появится печальная процессия с останками капитана. Но берег был пуст. Минула ночь, занялся рассвет.

Как обычно, шлюпка с "Дискавери" направилась к источнику за водой. Матросы зарядили мушкеты пулями. В накаленной атмосфере взаимной вражды повод для ссоры может быть самым пустяковым. Его может и не быть вовсе. У источника произошла стычка. Теперь уже ничто не могло остановить моряков. Раскаты залпа пушек "Дискавери" стали сигналом для десанта. Высадившись из шлюпок, морские пехотинцы бросились к ближайшему селению. Те, кто не успел бежать, были убиты на месте. Деревня вспыхнула костром.

Честно говоря, и первое пребывание в бухте Кеалакекуа было уже омрачено. Ну, например, перед уходом кораблей сломали на дрова ограду вокруг какого-то святилища островитян. Зачем? Ведь топливо легко было набрать и в лесу, не оскорбляя чувства язычников. Жрецы едва ли простили пришельцам грубое самоуправство - и вот одна из причин, резко изменившая поведение островитян после возвращения кораблей в бухту.

Наверное, можно было попытаться все же вновь наладить прежние отношения. Однако чуть не с первого часа стоянки начались ссоры и столкновения. Уличенного в мелкой краже островитянина жестоко выпороли плетьми. Другой, прельстившись клещами и долотом, не удержался от искушения и, схватив чудесно блестевшие вещицы, бросился с ними в лодку. Открыли стрельбу, но воришка сумел уплыть. Гавайцы соглашались вернуть украденное. Боцман сверх того потребовал выдачи вора. Он был груб, островитяне схватились за камни, морякам пришлось поспешно отступить.

Вероятно, капитан Кук был достаточно накален этим происшествием, и, когда исчезла шлюпка с "Дискавери", гнев заставил его забыть и об осторожности, и о своих прежних взглядах.
Он отправился, чтобы покарать виноватых и неповинных - разве был виноват король, которого хотели взять заложником? Но судьбе было угодно занести карающую руку над самим великим мореплавателем.

Утром 20 февраля Чарльз Кларк увидел наконец то, чего ждал. К берегу направлялась процессия во главе с вождем племени и жрецами. Это могло означать только одно...
Капитана Кука опустили в море на следующий день. По лицам моряков текли слезы. Воды океана сомкнулись над телом человека, до последнего дня преданного славному ремеслу открывателя неведомых земель.
После прощального салюта на "Резолюшн" и "Дискавери" подняли паруса. Чарльз Кларк повел корабли дорогой, которую определил еще капитан Джемс Кук. Они снова пришли к Берингову проливу - и снова льды преградили путь. Оставалось одно - возвращаться в Англию.

Чарльз Кларк так и не увидел родных берегов.
Он с воинскими почестями похоронен в Петропавловске-Камчатском. Над его могилой установлен обелиск, сохранившийся до наших дней. Моряки приносят к его подножию цветы.

Могилой капитана Джемса Кука стал Тихий океан. На дне бухты Кеалакекуа покоится простая чугунная плита с его именем.


Кублицкий Г.И.

Смотрите также :

  • В поисках снежного человека (часть 1).
  • В поисках снежного человека (часть 2).
  • "Трехпалый", морские змеи и конечно Несси.

    К списку статей



  • Опубликованные текстовые и графические материалы отражают только точку зрения их авторов и не являются догмой.