Боевой нож при решении специальных задач.



боевой нож при решении специальных задач Основное назначение любого оружия - уничтожение противника. Но оружие можно применять не только по прямому назначению. Вполне понятно, что боевой нож можно с успехом использовать так же, как и любой другой нож. Однако существуют особые области применения оружия, которые хоть и не совпадают с основной, но являются чрезвычайно важными.

Речь идет об использовании оружия в качестве средства устрашения и угрозы, принуждения и управления. Испокон веков обладание оружием позволяло одним людям навязать свою волю другим, безоружным или недостаточно вооруженным. Вот почему мы рассмотрим возможности боевого ножа, используемого в качестве древнеримского "стимула".

Что понимается под "управлением противником"? Полностью подчинить его своей воле, заставить выполнять любые требования, держать под контролем все его действия - такова цель управления противником. Такие задачи могут возникать при задержании преступников, нейтрализации террористов, при захвате "языка".

В подобных ситуациях цели сторон, как правило, диаметрально противоположны. Противник не намерен выполнять никаких требований, но вы же вооружены! Тем не менее, налицо проблема - угрожать оружием можно, а использовать его боевые свойства в полной мере нельзя!

Рассмотрим возможности боевого ножа в качестве средства управления, в сравнении с самым популярным оружием ближнего боя - пистолетом, ведь именно огнестрельное оружие чаще всего применяется для управления действиями противника.

Преимущества пистолета в этом случае очевидны, и одно из них - возможность на расстоянии контролировать действия нескольких противников одновременно. Однако некоторые специальные действия (фиксация, обыск, связывание, сопровождение) необходимо осуществлять, находясь очень близко к противнику, буквально в "физическом" контакте с ним. В такой ситуации могут возникнуть проблемы, которые не зависят от уровня профессионализма, а целиком обусловлены свойствами огнестрельного оружия.

Прежде всего, важно помнить, что для осуществления выстрела из пистолета требуется вполне определенное время, что в первую очередь, обусловлено физиологией двигательных реакций человека. Для обоснованного применения оружия любому профессионалу необходимо воспринять и быстро оценить изменение обстановки, принять решение о том, чтобы произвести выстрел, навести оружие на цель, и нажать спусковой крючок.

Все это требует определенного времени, которое можно попытаться уменьшить путем систематических тренировок. Но тренировке поддается только умение правильно оценивать обстановку и принимать обоснованные решения, а вот время, необходимое для обработки информации и распространения сигналов в центральной нервной системе человека, уменьшить невозможно.

Во вторую очередь, временной интервал обусловлен конструктивными особенностями используемого оружия. Свободный ход спускового крючка, время срабатывания деталей механизма курка, воспламенение порохового заряда патрона - вот основные составляющие временной задержки выстрела.

Так или иначе, но пауза между осознанием необходимости применить огнестрельное оружие и собственно выстрелом иногда бывает вполне достаточна для того, чтобы быстро обезоружить человека. Сегодня каждому сколько - нибудь подготовленному человеку известны приемы обезоруживания при угрозе пистолетом.

Все знают, что эти приемы тем эффективней, чем ближе противник держит свое оружие. Идеальные условия для обезоруживания - физический контакт с пистолетом. Чем это обусловлено? Прежде всего тем, что контакт с оружием позволяет определить положение пистолета и ориентацию его ствола даже тогда, когда он упирается в спину и его не видно.

Имея эту информацию, противнику достаточно лишь слегка повернуть туловище так, чтобы выстрел, если он все - таки будет произведен, был направлен по касательной. Кроме того, использование в работе против пистолета не только рук, но и туловища дает дополнительные возможности в борьбе за оружие.

Итак, очевидно, что временная задержка выстрела в ходе борьбы за оружие объективно работает против вас. Возникает пауза, в течение которой вы оказываетесь практически безоружным и вынуждены вести рукопашную схватку. Опасность такой ситуации заключается еще и в том, что в ходе борьбы за оружие может произойти неконтролируемый выстрел, а, значит, существует вероятность получить ранение от выстрела из своего собственного пистолета.

Кроме того, могут пострадать и другие люди. Противник же, завладев оружием, получает реальную возможность скрыться или, по крайней мере, сделать несколько прицельных выстрелов. Ясно, что потом нейтрализация уже вооруженного противника существенно усложняется.

Но даже если противнику и не удалось завладеть пистолетом, а пресечь попытку сопротивления пришлось выстрелом, последствия такого шага могут оказаться плачевными для обеих сторон. С одной стороны, предсказать результат выстрела в упор практически невозможно. В любом случае, ранение от такого выстрела будет если и не смертельным, то скорее тяжелым, чем легким.

А что, если задерживается всего лишь подозреваемый в совершении преступления, и в итоге он окажется невиновным? А что, если он просто неловко шевельнулся? С другой стороны, при выстрелах в упор весьма вероятны рикошеты, когда пуля, как известно, летит по случайной траектории, "не разбирая" ни своих, ни чужих.

Конечно, можно с успехом использовать пистолет как "тяжелый, тупой предмет" и управлять действиями противника, подгоняя его увесистыми ударами рукояткой, подталкивая и "цепляя" его стволом. Но в этом случае проявится другая досадная особенность пистолета - дело в том, что его боевые возможности, так сказать, узконаправлены.

Действительно, гарантированное поражение обеспечивается только при условии точного прицеливания. Используя пистолет для "понукания", невозможно постоянно держать противника на "мушке".

Поэтому, применяя пистолет как средство управления, в одно и то же время можно либо только стрелять, либо только подгонять задержанного ударами и тычками. Но, что совершенно невозможно, так это заставить противника подчиняться, "слегка прострелив" ему голову. Угрожая пистолетом, его не приставляют к пятке. Следовательно, для решения специальных задач нужно уметь мгновенно переходить с техники управления действиями на технику "безопасной стрельбы в упор".

Итак, подведем некоторые итоги. Пистолет нужен для того, чтобы стрелять, и профессионал стреляет только при необходимости уничтожить противника или вывести его из строя. Как средство предупреждения агрессивных действий, как средство принуждения, средство контроля и управления действиями противника при решении специальных задач пистолет может доставить дополнительные хлопоты.

Возникает закономерный вопрос: существует ли альтернатива применению пистолета в качестве вспомогательного средства при осуществлении специальных действий? На наш взгляд, существует. И этим средством вполне может служить боевой нож. Прежде всего, очевидно, что вышеперечисленные проблемы не характерны для боевого ножа.

Во-первых, у ножа вовсе отсутствует техническая временная задержка при нанесении поражения, а "физиологическая пауза" может быть практически сведена к нулю. Этого можно добиться, повышая чувствительность к минимальным движениям противника. Известны методики развития тактильной чувствительности. Высокая чувствительность к малейшим движениям задержанного позволит специалисту легким ранением, незначительным порезом немедленно пресечь попытку освобождения в самом ее начале.

Во-вторых, техника обезоруживания противника угрожающего ножом, как правило, более тонкая и изощренная, а зачастую и более опасная, чем техника борьбы за пистолет. Ведь в этом случае нередко приходится соприкасаться с лезвием ножа. Но даже если противнику и удастся завладеть ножом, то в данном случае он будет представлять неизмеримо меньшую опасность для окружающих, чем тогда, когда в его руках окажется пистолет.

В-третьих, ранения, которые будут нанесены противнику в случае его неповиновения, по степени тяжести окажут скорее психологическое воздействие, чем повлекут за собой реальную угрозу жизни. Для нанесения тяжелого ранения ножом необходимо произвести глубокий проникающий укол, а поверхностные рассечения, как правило, не опасны.

Кроме того, характер резаной раны отличается от огнестрельного ранения отсутствием обожженных участков кожи, частиц пороха, фрагментов одежды и самой пули в ране. Конечно, существует вероятность повреждения крупных кровеносных сосудов, но даже в этом случае человека можно спасти, быстро оказав ему квалифицированную медицинскую помощь. Более того, возникновение подобных ситуаций можно не допустить, для чего достаточно знать места поверхностного расположения крупных сосудов.

Помимо того, что боевому ножу не свойственны многие проблемы, возникающие при использовании огнестрельного оружия, он обладает еще и рядом неоспоримых преимуществ, позволяющих всерьез говорить о возможности применения ножа для успешного решения специальных задач.

Обратим внимание на важность воздействия внешнего вида оружия на психику противника. Опасность пистолета постигается умом, она - результат знания возможностей огнестрельного оружия, его тактико - технических характеристик. Напротив, тусклый, холодный блеск стального лезвия отражается в самых темных глубинах человеческого подсознания.

Можно всю жизнь ежедневно пользоваться огромными кухонными ножами, но вид направленного на вас лезвия, даже самого маленького перочинного ножика, вызывает совершенно особые чувства. Всю гамму ощущений человека в это мгновение можно охарактеризовать одним словом - страх. Надо сказать, что чувство страха, возникающее при угрозе применения холодного оружия, заложен в человеке чуть ли не на генетическом уровне.

При необходимости, умело используя боевой нож, можно даже усилить психологическое воздействие на противника. В ходе обыска или личного досмотра задержанного иногда необходимо продемонстрировать свою агрессивность и решительность. Если внешне очень опасными, но точно рассчитанными движениями рассекать одежду, срезать элементы экипировки, вскрывать карманы, то, будьте уверены, подобная филигранная техника владения боевым ножом произведет должное впечатление даже на самого матерого противника.

Вот почему в основе применения боевого ножа в ходе специальных операций лежит именно "демонстрация угрозы". Этот факт принципиально отличает ситуацию боевого применения ножа от его использования при решении специальных задач. Если в бою нож, как правило, маскируется, то в нашем случае он должен держаться открыто, демонстративно.

Противник обязательно должен увидеть нож, он до конца должен осознать реальность угрозы. Разумеется, все требования к противнику должны сопровождаются словесными командами, например, "стой", "лечь", "руки за спину" и так далее. Это обязательное условие - задержанный должен не только увидеть нож, но и совершенно ясно понимать, что от него требуют. В противном случае, возможны случайные, не спровоцированные задержанным ранения.

Каждое движение задержанного сопровождается, а при необходимости и направляться лезвием боевого ножа. Технический аспект этой работы достаточно ясен. Можно с успехом использовать все традиционные приемы, применяемые специалистами правоохранительных структур в ходе нейтрализации преступников и террористов.

Незначительные тонкости технического исполнения конкретных приемов становятся совершенно "прозрачными", если на тренировках практиковать их отработку с использованием учебных ножей. При этом надо правильно использовать еще одно свойство боевого ножа.

Нож позволяет тонко "дозировать" степень поражения противника, чутко контролировать тяжесть наносимых ему ранений. Это обусловлено тем, что техника поражения и техника управления боевым ножом практически идентичны. И базируются на одних и тех же движениях. Они отличаются лишь тем, что при необходимости поражения противника движения выполняются быстрее и мощнее, чем при управлении его действиями.

Кроме того, для повышения эффективности поражения часто стремятся ограничить свободу перемещения противника (например, прижав его к стене), а в ходе управления, напротив, необходимо предоставить противнику свободу движения в требуемом направлении.

Тогда "управление движением" противника будет внешне выглядеть так же, как и поражение, за одним исключением, - ваши действия должны дать возможность противнику уходить от поражения, перемещаясь исключительно в требуемом направлении. Управляя действиями задержанного, надо постоянно ощущать его собственное движение, без нужды не подталкивая его уколами и порезами.

Это не такая уж простая задача - траектории большинства естественных движений человека не прямолинейны. Кроме того, движения людей имеют ярко выраженный индивидуальный характер.

Однако полностью полагаться на одну лишь высокую тактильную чувствительность нельзя, это часто входит в противоречие с суровой действительностью специальных операций. Во-первых, предварительная подготовка и непосредственное проведение специальной операции, как правило, сопровождаются значительными физическими и психическими перегрузками, что нередко приводит к существенному переутомлению.

Во-вторых, плотная одежда (например, зимняя), твердые элементы снаряжения и обмундирования объективно снижают возможность эффективно управлять действиями противника, опираясь исключительно на ощущения. Именно поэтому, на практике используется гораздо менее гуманный вариант управления, в основе которого - жесткая фиксация противника, лишение его всех степеней свободы, а, затем твердое и решительное манипулирование его положением и движениями.

Противник должен ощутить себя заключенным в колодки, зажатым в тиски, неспособным ни на одно произвольное движение. Причем, это должно быть не просто ощущение стесненности и беспомощности. Противника надо, как бы "придавить" обломками железобетона, а не "завернуть" в персидский ковер.

Добиться такого эффекта можно, лишь выведя основные опорные суставы на предельные углы и постоянно удерживая их нагруженными. Боль в "отключенных" суставах "цементирует" противника, превращает его тело в "жесткую конструкцию". Но именно жесткие конструкции легче всего переносить, передвигать, кантовать. И наоборот, тот, кто хоть раз оказывал помощь упавшему в обморок, знает, как трудно, почти невозможно буквально приподнять абсолютно расслабленного человека.

Подобный способ управления действиями противника весьма эффективен, но применять его на практике могут лишь настоящие мастера. Основная проблема - в умении "ставить на упоры", "отключать" абсолютно "ненужные" для работы суставы противника. Для этого недостаточно лишь обладать способностью воспринимать состояние опорно-двигательной системы противника на данный момент.

Самое главное - надо уметь целенаправленными, жесткими воздействиями формировать, создавать требуемую конструкцию, а затем решительно и бескомпромиссно управлять ею. Труднее всего, при этом, находить надежные точки приложения силы - захваты соскальзывают, одежда "елозит" по телу, противник постоянно норовит "выскользнуть" из рук.

Это обстоятельство и делает боевой нож незаменимым средством жесткой фиксации контакта с противником. Удерживаемый обратным хватом, боевой нож превращает руку в настоящие клещи. Зажав плечо или шею противника между клинком и предплечьем, можно быть уверенным - срыва не будет.

Более того, подобная техника управления ставит противника в совершенно необычные условия. Действительно, любое сопротивление управляющему воздействию будет для него самоубийственным. Да, у него всегда есть выбор: либо подчиниться требованиям и воспользоваться предоставленным безопасным "коридором", либо оказать сопротивление и тогда... Как в песне поется, "взял он саблю, взял он востру и зарезал сам себя".

Думается, преимущество налицо - нет надобности "ловить" момент начала попытки сопротивления, нет нужды перестраивать собственную работу с управления на поражение. Но даже в этом случае остается возможность дозировать степень тяжести ранений, наносимых противнику, а значит ситуация остается под контролем. Очень легко жесткими мерами загнать человека в тупиковое положение, а затем расценить его неспособность продолжать движение как сопротивление.

Вот почему боевой нож в руках мастера используется скорее не для понукания, не для пресечения, а для предостережения. Нож помогает удерживать захваченного вами противника от свершения необдуманных действий, но не должен провоцировать его на необходимую самооборону.

Для остановки и фиксации наиболее эффективным средством может оказаться контакт лезвия боевого ножа с открытыми частями тела противника (шея, лицо). Только надо иметь в виду, что даже неглубокие, поверхностные ранения шеи могут оказаться тяжелыми, поэтому при фиксации наиболее рациональной выглядит угроза воздействия клинка на кожу лица.

Тяжелых последствий для задержанного это не повлечет, возможны лишь косметические проблемы в будущем. Психологический же фактор угрозы для человека при контакте отточенного лезвия с его лицом становится, в буквальном смысле, остро ощутимым.

"Боевые ножи"
Жук П., Жук С.


Смотрите также :

  • Боевые ножи. Краткий обзор.
  • Боевой нож Mark V ATAC от Masters of Defense.
  • Боевой нож. Что это?
  • Ножи и кинжалы военных чинов 1800-1917 годов.
  • Нож разведчика НР.

  • В общий раздел >>>
  • В раздел - Боевые ножи >>>



  • Опубликованные текстовые и графические материалы отражают только точку зрения их авторов и не являются догмой.